цензура

Электронная версия большой российской энциклопедии (БРЭ) объявила о завершении своей работы: правительство РФ прекратило её финансирование. Что стоит за закрытием БРЭ? Действительно ли она должна была стать «убийцей Википедии»? Какой из русскоязычных ресурсов сможет заменить её? Как финансируются аналоги БРЭ в других странах и на каких условиях? Об этом — в материале T-invariant.
В российское книгоиздание фактически вернулась цензура, и особое внимание государства связано сегодня с ЛГБТ-тематикой. Одни книги изымают из продажи, другие убирают из школьной программы, третьи выходят с закрашенными страницами. В интервью T-invariant историк культуры, кандидат филологических наук Михаил Эдельштейн рассказал, с чем связаны эти меры, в чём отличие нынешней ситуации от военной цензуры прошлого века и какую роль во всём этом играют «обиженные графоманы».
Массовое бегство учёных после начала «спецоперации», западные санкции, невыносимая психологическая обстановка внутри страны — разве может в таких условиях продолжаться нормальная научная работа? Оказалось, очень даже может. В своей колонке доктор биологических наук Александр Марков размышляет, почему большинство учёных предпочло остаться в России и как им сегодня работается на родине.
Новая часть записок, которые мы получили от преподавателей вузов и ученых, занимающихся социальными науками в  разных регионах России, обнажает драму тех, кто подвергается давлению со стороны начальства, потому что «иронично молчать про СВО больше нельзя».
T-invariant открывает цикл публикаций, связанный с второй годовщиной войны с Украиной. В первом расследовании мы рассказываем, как ФСБ РФ запустила самое крупное «дело ученых» в современной России, преследуя подписантов антивоенного письма по всей стране. 
Анна Крылова и Джей Танцман представляют обзор статей, раскрывающих факт существования цензуры в сегодняшней науке, и объясняют, почему она вредит не только самой науке, но и обществу.
С началом войны российские научные институты заняли, казалось бы, оптимальную позицию: быть вне политики. Теория «чистой науки» как рационализация и проявление конформизма российских исследовательских и высших учебных заведений — одна из тем исследований Екатерины Розовой, бывшей преподавательницы философского факультета МГУ, участницы ассоциации «Независимый институт философии» в Париже. T-invariant расспросил Екатерину Розову о том, как и почему «чистая наука» играет на руку действующему режиму
Угроза искусственного интеллекта пришла оттуда, откуда никто не ждал. GPT-4 внезапно отупел, хотя и только на некоторых типах запросов. Этот прецедент показывает риски, возникающие при высокой зависимости от помощи ИИ, а также указывает новые возможности для злоупотреблений. Александр Сергеев рассказывает, к чему нужно быть готовыми.